И. Сазонович «Песни о девушке-воине и былины о Ставре Годиновиче», Варшава 1886

И. Сазонович «Песни о девушке-воине и былины о Ставре Годиновиче», Варшава 1886 - obrázek

И. Сазонович «Песни о девушке-воине и былины о Ставре Годиновиче», Варшава 1886 - obrázek

Deva-voin.pdf  8.74MB
"...приведем несколько мнений о положении черногорской женщины, жизнь которой, как известно, тяжелее, чем у представительниц других славянских народов.
        
    В Баре д-р Шварц имел случай наблюдать большую группу женщин, возвращавшихся из церкви на Юрьев день. "Хотя это были христианки, - говорит он, - и были не покрыты, вид их был чисто восточный. В широких щальварах из пестрой шелковой материи, богато покрывшие себя украшениями из золота и жемчуга, замотанные в легкий, воздушный газ, выступали эти довольно высокие, но весьма нежные создания, с лицами несомненно, чистого греческого типа. Узкая, оавльная форма всей головы, ослепительно белая кожа, на которой словно изнутри вспыхивал свежий румянец щек; темные миндалевидные глаза со смело поднятыми черными бровями и с тонкой кожей нижней ресницы, сквозь которую едва просвечивал синеватый оттенок, а все лицо обрамляют черные с синевой, тяжелые волосы, - это все живо напоминало красавиц гарема, которых так часто мы видим на картинах живописцев, представляющих восточные сюжеты, и которыми мне самому иногда приходилось любоваться в Константинополе или на Принцевых островах. КАКОЕ ОГРОМНОЕ РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ ЭТИМ ТИПОМ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, ЭТОЙ РАСОЮ ЖЕНЩИН, ФИЗИОНОМИИ КОТОРЫХ ТОЧНО ВОСКОВЫЕ И НАПОМИНАЮТ ЖИВО ЖЕНСКИЕ ГОЛОВКИ В НАШИХ САЛОНАХ ДЛЯ ЗАВИВКИ, И НЕСКОЛЬКО ПРИСАЖЕННЫМИ, МУСКУЛИСТЫМИ, ЗАГОРЕЛЫМИ ФИГУРАМИ ЧЕРНОГОРСКИХ ЖЕНЩИН С ГОРАЗДО БОЛЕЕ ШИРОКИМИ, КОСТЛЯВЫМИ ЛИЦАМИ! Эти нежные фигуры вместе с красотою восточных женщин представляют собой ничегонеделание, лень, которой они отдаются, лежа за своими решетчатыми окнами на мягких диванах, ТОГДА КАК ТЕ - ПРЕДСТАВИТЕЛЬНИЦЫ ТЯЖЕЛОЙ РАБОТЫ И УПОРНОЙ БОЛЬБЫ ЗА е покрыты, вид их был чисто восточный. В широких щальварах из пестрой шелковой материи, богато покрывшие себя украшениями из золота и жемчуга, замотанные в легкий, воздушный газ, выступали эти довольно высокие, но весьма нежные создания, с лицами несомненно, чистого греческого типа. Узкая, оавльная форма всей головы, ослепительно белая кожа, на которой словно изнутри вспыхивал свежий румянец щек; темные миндалевидные глаза со смело поднятыми черными бровями и с тонкой кожей нижней ресницы, сквозь которую едва просвечивал синеватый оттенок, а все лицо обрамляют черные с синевой, тяжелые волосы, - это все живо напоминало красавиц гарема, которых так часто мы видим на картинах живописцев, представляющих восточные сюжеты, и которыми мне самому иногда приходилось любоваться в Константинополе или на Принцевых островах. КАКОЕ ОГРОМНОЕ РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ ЭТИМ ТИПОМ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, ЭТОЙ РАСОЮ ЖЕНЩИН, ФИЗИОНОМИИ КОТОРЫХ ТОЧНО ВОСКОВЫЕ И НАПОМИНАЮТ ЖИВО ЖЕНСКИЕ ГОЛОВКИ В НАШИХ САЛОНАХ ДЛЯ ЗАВИВКИ, И НЕСКОЛЬКО ПРИСАЖЕННЫМИ, МУСКУЛИСТЫМИ, ЗАГОРЕЛЫМИ ФИГУРАМИ ЧЕРНОГОРСКИХ ЖЕНЩИН С ГОРАЗДО БОЛЕЕ ШИРОКИМИ, КОСТЛЯВЫМИ ЛИЦАМИ! Эти нежные фигуры вместе с красотою восточных женщин представляют собой ничегонеделание, лень, которой они отдаются, лежа за своими решетчатыми окнами на мягких диванах, ТОГДА КАК ТЕ - ПРЕДСТАВИТЕЛЬНИЦЫ ТЯЖЕЛОЙ РАБОТЫ И УПОРНОЙ БОЛЬБЫ ЗА СУЩЕСТВОВАНИЕ" (Schwarz, стр.139;Ж.М.Н.Пр. 1883, П, 410-411).

         В добавок Шварц говорит, что черногорские женщиныносят черный чун. "Признаемся, для нас это новость: кроме белых, мы никогда не видели во всей Котунской нахии, а в Дробнаках, костюм которых он так хвалит, это есть: именно, если не черный, то темно-синий, иногда темно-малиновый. А между тем автор уже спешит сделать вывод по поводу этого не бывалого черного кафтана: в Черногории-де, как и у некоторых других народов, присвоен только черный цвет, цвет работы и подчинения женщины. Понятно, что автор тут увлекся своею любимою мыслью - о страшном порабощении черногорской женщины. Да это правда: она задавлена работой. Но это обуславливается тем обстоятельством, что мужья всегда или на войне, или на страже, так как в Черногории почти никогда нет мирного положения. Но ведь и в остальной Европе женщина, если не имеет больших средств, разве не поглощена также вся кухней, приборкой в доме, обшиванием детей и вообще уходом за ними?
 
       "Д-ру Шварцу неизвестно, что ЧЕРНОГОСКАЯ ЖЕНЩИНА ПОДЧИНЯЕТСЯ СВОЕМУ МУЖУ НА СТОЛЬКО, НА СКОЛЬКО И ОН ВЕРЕН ЕЙ И СВОЕМУ ДОЛГУ ПЕРЕД ДОМОМ И СЕМЬЕЙ; в противном же случае она отомстит ему, как отомстил бы и он ей, т.е. пулей или ножем, или же потребует развода и добъется своего. И если только она пойдет но то, то она ничего не испугается. ТАКОГО ДУХА В РАБАХ НЕ БЫВАЕТ. РАБЫ ПРИ ТОМ ПЛОХИЕ ВОИНЫ, А ЧЕРНОГОРСКИЕ ЖЕНЩИНЫ, ГДЕ СЛУЧИТСЯ НЕ ПОБЕЖИТ И ИЗ БОЯ"(Ж.М.Н.Пр. 425-26)

        С чрезвычайной настойчивостью г.Шварц повторяет все, что прежде было сказано о женщине. Представив еще резче ее положение, отражающееся на ее наружности и здоровье, он так передал выражение ее физиономии:"Нечто убитое и робкое видно в ее глазах, по крайней мере публично, тогда как при благоприятных условиях, и эти дочери Евы умеют показать веселые мины и живость взгляда. В одном только они приближаются к мужчинам - в мускульной силе, крепости и выносливости, что женщина так блестяще выказывает в ношении тяжестей" (стр.439).
Ленорман, выставив на вид тягостное положение черногорской женшины, не может однако не показать и другой стороны. "Черногорская женщина", говорит он, "ведет жизнь тяжелой работы; но ее достоинство от этого не страдает. Уважаемая и любимая своим мужем, она служит украшением очага, у которого каждый день отдыхает утомленный воин. Это римская матрона лучших времен республики, чистая и верная своему мужу, гордая числом и крепостью своих детей, которая отдала свою жизнь домашним заботам. Но черногорская женщина не ограничивается занятиями и такою жизнью, которую мы толькочто представили. ОНА, ПОДОБНО МУЖЧИНАМ, ИМЕЕТ СВОИ РАДОСТИ, СВОЮ СЛАВУ И СВОИ ТРИУМФЫ: ОНА УЧАСТВУЕТ В ПОХОДАХ МУЖА И В БОЯХ; ОНА МСТИТ ЗА МУЖА И Т.Д."

       И в заключение он так рассматривает ее характеристику:"возвышенность, чистота и моральное достоинство черногорской женщины, несмотря на условие безпрестанной работы, окружают ее таким уважением, которого нельзя было бы ожидать при упомянутых условиях ее существования. С этой точки зрения нравы Черногорцев совершенно рыцарские. ЖЕНЩИНА ДЛЯ НИХ СУЩЕСТВО НЕПРИКОСНОВЕННОЕ. Месть, распри племени или семейства не распространяются на нее. Она пользуется одною из самых благоприятных привелегий. Человек, которого женшина взяла под свою охрану, - совершил ли он убийство, становится также неприкосновенным, как и она; с нею он может сидеть у очага своих врагов, и никто не посмеет тронуть волоса на его голове, так как это означало бы навсегда обезславить себя в глазах целого народа. После женщины существо самое священное для Черногорцев - путешественник" (стр.440)"...
29.04.2009 09:56:02
Pvsat
Контакт arlin@volny.cz
Name
Email
Comment
Or visit this link or this one