Trošku historie

Toto je záhlaví Vašich stránek. Text můžete změnit v administraci v 'Nastavení stránek'.

Книги редкие

Книги, представленные здесь в формате pdf, молоизвестны у нас в стране или незаслуженно забыты. Многие из них заставляют по другому взгянуть на нашу историю и лучше понять уже известные факты. А.А.Котляревский, Алоис Войтех Шембера, А.Ф.Гильфердинг, А.Л. Петров, Платон Лукашевич, Мавро Орбини, Г.Е. Янушевский и другие против истории Шлецера, Миллера и пр.

Лисюченко И.В. Мир, человек и власть.pdf, (1.9MB)
Монография посвящена актуальным вопросам изучения комплекса представлений о мире-человеке-власти у восточных славян в VI-X вв. в самых различных источниках и их отражения в потестарно-политической реальности. В работе рассматриваются основные черты миросозерцания, получившего условное название «языческого». Выясняется, что фольклорно-этнографические источники и ранняя литература восточных славян очень долго «не видели» ни конкретного события, ни конкретной личности. Событийную историю фольклор неизбежно и незаметно для своих носителей сводит к общим схемам и штампам поведения, изменявшимся очень медленно и восходящим, в конечном итоге, к мифам и ритуалам языческой старины, порой ясно прослеживаемым ещё в праиндоевропейской эпохе. Монография публикуется на сайте с согласия автора.
Лисюченко И.В. Бездеятельный и фактический.pdf, (5.96MB)
В монографии подробно произведено комплексное исследование двойствен- ного характера организации высшей власти у восточных славян в IX-X вв. Как вы- ясняется, на Юге Восточной Европы на определённой стадии политогенеза выде- ляются два правителя – князь и воевода, известные у восточных авторов как малик ас-сакалиба и русов и его халиф, а в былинах - как Владимир Красное Солнышко и Илья Муромец. Это лидер, осуществлявший верховные сакральные функции, и ли- дер, обладавший фактической властью, сферой деятельности которого было управ- ление, суд и, пожалуй, самое главное в те времена, - командование войсками. По- добная система управления, в конечном итоге обусловленная фактической невоз- можностью одновременного соблюдения многочисленных запретов и предписаний и выполнения военных и судебно-административных функций в жизни одного и того же человека, известна у многих народов, что снимает вопрос об источнике и путях какого-либо заимствования. Далее между князем и воеводой происходит борьба за власть, закончившаяся победой первого из них. Монография публикуется на сайте с согласия автора.
Ingegerda Irina Anna.pdf, (3.17MB)
Ингегерд имела свою собственную вооруженную дружину. Ингегерд была истинной дочерью Скандинавии эпохи викингов и потому с ранних лет пользовалась большой свободой, участвовала в общественной жизни королевства, путешествовала, принимала гостей, хорошо владела оружием. Летописцы особо отмечают ее ум, смелость и большое влияние на окружающих. После победы князя Ярослава Мудрого над Святополком Окаянным в 1019 году великокняжеская чета переезжает в Киев, ставший первопрестольным городом Руси. Став великой княгиней, она (Ингегерда-Ирина) все силы души и сердца, все благодатные дары свои отдала новой родине, будучи верной помощницей и советчицей мужа в его делах. Великому князю часто приходилось бывать в далеких походах и поездках, на время которых Ирина оставалась в Киеве, управляя делами. Однажды, когда возмутилась наемная норвежская стража и просила великую княгиню быть посредницей между ними и Ярославом, она согласилась, но предупредила, что будет защищать интересы мужа. Когда против великого князя выступил с ратью его брат Мстислав Тмутораканский, Ирина предложила решить спор военным поединком с ней, но Мстислав ответил, что с женщинами он бороться не привык, и уступил брату.
čuvaš nadgr pam.pdf, (1.7MB)
Совершенно особый орнамент столба на рис. № 7. Самый столб, как и преды-дущие, сделан был из липового дерева,- следовательно, стоял над могилой женщины. Между тем, мы не видим ни обычного для женских столбов орнамента, изображающаго „сурпан жакы", ни орнамента, изображающаго „сурпан пусь". Дело в том, что как „сурпан жакы", так и „сурпан пусь" носят исключительно замужние женщины, девушки же на голове носят конусообразную бисерную шапочку, обшитую внизу монетами, „тохья", а на шее носят „мизихи" — ожерелье, состоящее из cypraea moneta, бус и медных монет. Эти-то вот характерные отличия девичьего туалета от женского и воспроизведены на помещаемом здесь рисунке с изображешем столба, который ставится над могилой девушки.
jakut šaman.pdf, (5.8MB)
Сводя воедино определения разных авторов, упоминающих об амагат-ах, мы найдем, что под амагат-ом или амагат-ами, как принадлежностями шаманскаго плаща, понимается особый знак шаманскаго достоинства в виде человекообразной медной пластинки, пришиваемой спереди шаманской одежды (на месте сердца); знак этот нацепляется на посвящаемаго в шаманы старым шаманом и снимается шама-ном же с того шамана, который почему-либо не хочет оставаться в этом звании. Вообще же амагат—это дух-покровитель шамана, составляющий неотъемлемую его часть; даже самый слабый и ничтожный среди шаманов обладает амагат-ом; это—существо совершенно особое и от абасы, и от уор-я, т.-е. блуждающей души; это, по большей части, душа жившаго некогда на земле шамана, в исключительных случаях—кто-либо из небожителей, но всегда второстепенных; тонус амагат амагаттах — говорится о шамане, дух-покровитель котораго тунгусскаго происхождения. Кроме того, амагат-ом называют изображение (лик) духа (абасы), причинившаго или могущаго причинить болезнь,—из бересты, бумаги или гнилого дерева; шаман произносит над этим изобра-жением заклинание, дает ему жертву (напр., волос из конской гривы), затем относит в лес или вешает на сучке лиственницы, или же зарывает в землю 1). Приклонский говорит, что изображения амагат-ов на плаще, на месте сердца — „эмблема вечного присутствия демона в сердце" (стр. 54). Трощанский, описывая амагат-ов на шаманских плащах и разбирая имеюшиеся о них в литературе сведения, находит, что это—„наи-более важное изображение на плащах", и говорит, между прочим: „очень может быть, что это также изображение шамана-покровителя" (стр. 140). На одном из двух описанных им плащей амагат-ы помещены „на левой стороне груди" и сделаны из литой меди, на другом— „по обеим сторонам и вырезаны, повидимому, из латуни". Наконец, на плаще нахарскаго шамана различаются два амагат-а: ipap амагат —сумасшествующий дух, один из верхних духов, причиняющий людям психические болезни и призы-вающий людей к шаманскому званию, и пас амагат- медный лик, медное изображение главы уор-ей, т.-е блуждающих душ умерших людей 2).
massiomoiki Sinopa Midridat.pdf, (7.63MB)
Первостепенное значение имеет здесь отрывок из перипла Псевдо-Скимна, в котором содержится последовательная история основания Синопы в том виде, в каком она сложилась в древности. Приводим перевод этого текста: «Затем следует Синопа — город, получивший свое название от имени одной из амазонок, область которых находилась неподалеку. Когда-то в нем обитало коренное население — сиры , а затем, как рассказывают, — эллины , прибывшие туда во время похода на амазонок, а именно: Автолик и Флогий с Деилеонтом фессалийцы. Потом — Хабронда, по происхождению милетянин. Повидимому , он погиб от киммерийцев. Затем, после киммерийцев, снова (эллины,— М. М.) Коос и Кретин — изгнанники Милета. Они заселили этот город, когда войско киммерийцев наводнило Азию».
     Псевдо-Скимн устанавливает здесь 6 последовательных смен заселения Синопы, из которых три принадлежали эллинам. Сначала в Синопе жили сиры; затем там ненадолго поселились фессалийцы Автолик, Флогий и Деилеонт. Появление в Синопе милетянина Хабронды должно было состояться в VIII в. до н. э., и существование его поселения тоже не могло быть продолжительным, поскольку Хабронда погиб от киммерийцев. Затем в Синопе обосновались киммерийцы, которые покинули ее, чтобы заполонить Малую Азию. Тогда, согласно данным Евсевия, в 631 г. в оставленную и, надо думать, разоренную Синопу прибыли переселенцы из Милета во главе с двумя изгнанниками из этого города и вновь обосновались здесь, на этот раз прочно и надолго. Таков рассказ перипла Псевдо-Скимна, производящий впечатление сокращенного пересказа какой-то связной истории Синопы от времен легендарных и полулегендарных до начала непрерывного существования эллинского города. Произведенный рядом современных ученых критический разбор перипла Псевдо-Скимна и попытки определить источники этого сочинения несколько приблизили нас к правильной его оценке с точки зрения достоверности собранных им сведений, но все же метод работы автора перипла и характер его труда раскрыты еще не полностью. Прежде всего перипл дает толкование названия города. В качестве эпонима Синопы выводится некая амазонка Синопа, причем вероятность этого предположения подтверждается тем, что область амазонок (т. е. долина Фермодонта) находилась по соседству. Миф об амазонке Синопе (иногда, впрочем, она называется нимфой, а в других случаях — дочерью Асопа, Асопа и Метоны или Арея и Эгины, или Парнассы) был широко распространен и в разных вариантах встречается у многих древних авторов, начиная с Гекатея Милетского.2 Содержание его в главных чертах сводится к рассказу о том, что Синопа, похищенная Аполлоном (иногда его заменяет Зевс, Посейдон или речной бог Галис), пытается обмануть бога и сохранить свою девственность. Однако хитрость ее не удается, и у нее рождается сын по имени Сир — эпоним местных сиров. Существует и другая версия мифа, в которой нет речи о похищении. Имя Синопа приурочивается к некоей амазонке, чрезвычайно приверженной к вину и потому называемой Sanapi), что по-фракийски (а амазонки будто бы говорили на этом языке) значит «пьяная». Миф об амазонке Синопе служил объяснением не только имени города, но и происхождения местного населения, состоявшего из сиров (или, как их также называли греки, сирийцев, ассирийцев или левкосирийцев), от сына Синопы и Аполлона — Сира. Псевдо-Скимн умалчивает об этом сыне Амазонки, но сиров он знает и называет их коренным местным населением. У сиров-то, согласно периплу, очевидно, и захватили го род Синопу первые греческие поселенцы Автолик с товарищами. Автолик, Флогий и Деилеонт, фессалийцы из города Трикки, сыновья Деимаха (по другим версиям — Эрихтония или Гер-меса), были хорошо известны в древности по легендам об их приключениях в Черном море. Больше всего подробностей о взятии ими Синопы находим у Плутарха. «Рассказывают, — говорит он, — что Автолик, сын Деимаха, принадлежал к спутникам Геракла, отплывшим из Фессалии к амазонкам, и что на обратном пути, когда он плыл вместе с Деилеонтом и Флогием, его корабль погиб, наткнувшись на полуостров у так называемого Педалиона, но сам он с оружием и товарищами спасся около Синопы и захватил этот городу сиров, ибо им обладали сиры, потомки, как говорят, Аполлона и Синопы, дочери Асопа». На этом кончается рассказ Плутарха, но у других античных авторов (Аполлоний Родосский, Валерий флакк) имеется послесловие к нему. Здесь повествуется, что когда аргонавты плыли мимо Синопы, то они увидели на морском берегу Автолика, Флогия и Деилеонта, умолявших принять их в товарищи. Таким образом, три фессалийца покинули Синопу и включились в поход аргонавтов.
    Такова древнейшая история Синопы, согласно греческому преданию.
1  
2  
3  
4  
5  
 
Контакт arlin@volny.cz dimb0rys@gmail.com